• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
07:53 

Ли и кораблики, кодовое название - "shit happened"

Из всех времен одно: сейчас. ©
На момент начала текста лейтенанту Хелене Майре Теннисон, она же Ли, чуть меньше тридцати и она где-то пятый год как навигатор "Аэлис".

*
- ... станции Меридиан, Эверест, Циолковский, Альфы Третья и Первая не отвечают. С Альфы-Второй - помехи в эфире, разобрать можно разве что отдельные слова. Южный Крест, Кронос и Альфа Четвертая передают "неизвестную опасность". Эйле Лэйса, что у вас?
Альтэй отозвалась мгновенно:
- АльРинн, АльРайхэ, АльТэрис - связи нет. АльТалар и АльСэйн - серьезные помехи, в паре с техническим специалистом пробиться смогу, но минимально необходимое на такую работу время - четыре часа. АльТарин и АльРисса передают сигнал бедствия, но какой-то скомканный - без конкретики и без запроса на помощь или эвакуацию. Эйле Олег, это как минимум странно.
Чернов прикусил губу. Если предельно тактичная Лэйса вслух сбивается и говорит "Эйле Олег" вместо "коммандер Чернов"... ну хорошо, уже четыре месяца как "капитан Чернов", нервничать она должна страшно. Почти как он сам.
читать дальше

@темы: Творчество, Ли и кораблики

21:05 

Ли и кораблики, учебка, альтэй

Из всех времен одно: сейчас. ©
Под конец занятия, когда мы уже естественным образом окосели, Чернов сообщил нам новость, от которой мы окосели окончательно:
- Ну что, господа курсанты, а теперь разрешите вас обрадовать: часть курса по биосистемам и адаптации организма вам будут читать приглашенные специалисты. Я имею в виду - совсем специалисты.
"Ура!" заорали даже Ли Яо и Янг Вэй, выпендривающиеся своей сдержанностью. "Совсем специалисты" - формулировка однозначная и означает она специалистов-альтэй. А в нашем деле учиться у альтэй - это почти так же круто, как спецназовец, которого готовили тхаи'сс.
читать дальше

@темы: Творчество, Ли и кораблики

18:55 

Ли и кораблики, учебка, ксеносоциология.

Из всех времен одно: сейчас. ©
- ...две основные группы жизни в галактике на настоящий момент принято обозначать как С-жизнь и Si-жизнь, то есть, базово углеродную и базово силикатную. Карбосилицидные формы жизни, такие, как тхаисс и боевые корабли альтэй, учеными классифицируются как С-жизнь, хотя данный пункт классификации все еще считается спорным. Существует гипотеза, что Si-жизнь более агрессивна на всех уровнях, от химического до социального, однако, известен ровно один факт, способный в какой-то мере подтвердить эту гипотезу, а именно альтэйско-даланнский конфликт... - инструктор оторвал взгляд от датапада, с которого диктовал большую часть занятия. - Но вообще, если хотите знать мое мнение, - и это уже не под запись, - у альтэй и даланнов проблемы были отнюдь не из-за клеточной структуры. Кто-нибудь видел живого даланна?
Поднялось несколько рук: разумеется, Аленко, Ригель, Крайтен, Бауэр и Эшлинг; неожиданно - Ли Яо и Сайрин; и совсем уж внезапно - Михайлова.
читать дальше

@темы: Творчество, Ли и кораблики

20:13 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Вообще писалось еще в 11м году, после "Испании" для желающих усматривать каррентную политику.
Но дописано тогда не было.

*
Не моя совсем беда,
Только страшно, очень страшно.
Правда с правдой не в ладах,
Где свои, а где не наши?

Где с полей - горячий чад,
Где война - почти работа,
И "За Родину" кричат
В обе стороны от фронта.

...цвета знамени закат,
Вечер выстрелами вспорот,
За рядами баррикад
Солнце прячется за горы.
Пеплом день припорошен,
Стылый ветер, горький вечер...

Все не будет хорошо.
Не пишите.
Не отвечу.

@темы: Творчество, Стихи

02:21 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Кажется, тут не хватает куска перед финалом, и вообще я по ходу забыл, о чем начинал писать.
Но пусть висит, а то потеряю.

*
Не знаю, как сказать, и кто поймет
То, что лежит несказанным внутри.
Душа живет - и порождает код.
Систему. Вычисления. Алгоритм.
И логика вторгается в умы,
В наборы цифр миры переводя.

Но мы стоим, отчаянно прямы,
И ждем с небес - огня или дождя.
И дождь, огонь, дыхание за плечом
Сложнее цифр, сложнее четких слов.

Смотри сюда. Попробуем еще.
Я слишком жду и верю в "повезло",
И я не верю в "нет, не может быть",
Я знаю, что проблема только в "как":
Как показать всевластие травы
Тому, кто в ней увидит ДНК
И химсостав - и вряд ли что-то сверх,
А я в ответ смогу лишь "черт возьми"...

Смотри сюда. Попробуем - успеть.
Понять. Сказать. Услышать. Объяснить.
Продраться сквозь отчаяние и боль
Непонимания - вверх и в небеса.

Я знаю, что нельзя делить на ноль,
Все остальное - можно, видел сам.

А значит, будем пробовать еще.
Смотри сюда. Я слышу. Я пойму.
Какой бы окончательный расчет
Ни шел вразрез движению моему.

На грани "что-то", через свет и боль
В системе зарождается душа...

Мы все еще не делимся на ноль.
Давай поймем, на что здесь умножать?

@темы: Стихи, МЕ, Творчество

08:50 

Ли и кораблики, очередное времен учебки.

Из всех времен одно: сейчас. ©
- Инструктор Чернов, сэр! - мы очень часто так и ходили троицей, я, Кир и Элис. Вплоть до медосмотров и симулятора. Вообще сложившаяся тройка на симуляторе - не самое необычное дело, и малые, как я и Михайлова, группируются часто, наши "Стайя" и "Райис" довольно похожи, правда, "Стайя" - "чистый" разведчик, с всего одним орудием, которое в корабелке называют "разок ебнуть и быстро съебаться", а "Райис" - "охотник", боевой катер. Кир же к нам прибилась в основном потому, что сверхмалых в нашем выпуске кроме нее почти не было, а с малыми сверхмалому всегда проще, чем с дредноутами. Хотя вопль Михайловой "бля, "Найрис", вон из прицела!" нам после одного особо красивого похода на симулятор припоминали долго. Громче всех ржал Чернов. Поржал и загнал отрабатывать уклонения, всех троих, причем нам с Элис заявил, что все крупнее фрегата примерно то же будет орать уже нам.
Круче армейского симулятора, на самом деле, только реальные полеты, но до них наша очередь доходила пока всего раз, и тогда, когда это было еще "меееедленно, плааавненько, хуй на маневры, я сказал, хуй на маневры, главное от крепежей отлипни и не ебнись при этом об них же". Дредноутам проще в каком-то смысле.
Вот из-за дредноутов, вернее, из-за рассказов Аленко, у нас и возник вопрос, с которым мы зажали Чернова в углу. Втроем как-то не так страшно зажимать инструктора, который каждую тренировку кроет тебя самое меньшее в три слоя.
Он, заметив наши маневры (честное слово, у него на спине где-то глаза есть. Мы пока не нашли, но точно же есть!), поржал и развернулся. Мы тоже развернулись - в другом смысле слова:
-Простите, сэр, у вас есть минутка?
- А то мы хотели задать вопрос...
- Но больше никому не можем...
- Есть. Слушаю.
- Скажите, сэр, - Элис для задавания вопросов мы выбрали не случайно: я Чернову под подбородок, а сам Чернов под подбородок Кир. Не самые удобные позы для разговора, - а почему обучают не только действительных, но и потенциальных? Неизвестно же, будет ли у них вообще корабль, или так и прокукуют на приколе...
Чернов усмехнулся.
- За всех потенциальных не скажу, знаю только про военных и карго. Рассказывать?
Мы синхронно кивнули. Ну, примерно так же синхронно, как на симуляторе прицел дредноутам шатаем - вместе, по-разному и в разные стороны.
- У торговых просто: бизнес имеет свойство расширяться. Если дела идут хорошо, прикупают еще корабли. Выгоднее иметь при этом уже обученного пилота, способного принять корабль после минимальной подстройки, у карго на это хватает двух-трех недель. Собственно, подготовка у них не самая сложная и обычно окупается: обучение навигатора даже за счет компании дешевле месяца простоя в перевозках.
Он повертел на пальце неизвестно откуда вынутый армейский жетон. Мы даже не поняли, чей.
- С военными еще проще. Смотрите, условие задачи: почти на каждом корабле, кроме сверхмалых, есть команда. Хотя бы три-четыре человека - именно столько будет у вас, Михайлова: кроме вас еще стрелок, техник и радист. Это первое условие. Второе условие: на военном вас могут убить. В любой момент. Даже без попадания в кабину: если вас просто хорошенько тряхнет, тем более если вас тряхнет на изменениях гравитационных переменных, навигатора накрывает перегрузкой, и выдержит ли навигатор - всегда лотерея. Но на корабле есть команда. Потенциальный на военном корабле - это, на самом деле, пилот спасбота. Он отвечает за то, чтобы перехватить навигаторскую, посадить корабль и вытряхнуть команду на что-нибудь твердое. Дальше его полное право отпустить корабль, если тот захочет.
Чернов еще повертел в руке жетон. Нет, точно не его - я разглядела год рождения, не совпадает.
- Поэтому на военных с двумя и более нави-местами наличие двух-трех потенциальных крайне рекомендовано. А на одноместных... Михайлова, лучше всего подбирайте себе партнера сейчас. Без потенциального на борту в боевой полет вас не выпустят.

@темы: Творчество, Ли и кораблики

21:07 

Ну вот и на меня стихи по МЕ накатили...

Из всех времен одно: сейчас. ©
Айриэн, в мониторе, если что, виновата ты, сам я его до твоего комментария честно не замечал. А вот чашка на столе в бывшей комнате Тейна нашлась сама.

*
Ушедший оставляет - монитор,
Полупустую чашку на столе,
Дневник, жетон, бутылку виски... я не знаю,
Что я сумею более хранить,
Чем я сумею больше дорожить.
...стихи приличны пафосу момента,
Но сочетание "стихи плюс капитан" -
Почти как сочетание с танцполом:
Смотреть смешно, а бросить не выходит.
История "Как я спасала мир" -
Все более "Как я теряла близких".
Рассказывать - обидно, но в сто раз
Обидней - не суметь, не досказать.
Полупустая чашка. Монитор.
Вот все, что мне осталось. И не думать -
Что от меня останется в финале,
Что обо мне достанется другим.
И плакать - носом в теплую обшивку.
И счастье, что никто не видит слез.
И счастье, что ни с кем неразделимы -
Полупустая чашка, монитор...

@темы: МЕ, Стихи, Творчество

23:58 

Ли и кораблики, еще раньше.

Из всех времен одно: сейчас. ©
Полюбили мы Чернова почти сразу. Смешной дядька с медной щетиной на бронзовом лице.
Хотя первые занятия он нас только что наизнанку не выворачивал:
- Это не вектор, Бауэр, а какая-то недокопченая колбаса.
- Арройя, вы полагаете, что если вы слышите корабль, это автоматически означает, что он слышит вас?
- Эшлинг, команды отвлекаться и смотреть в окно не было.
- Теннисон...
А это он мне.
- Теннисон, я уважаю ваши... кхм, очень интимные отношения с кораблем, и снисхожу к вашему юному возрасту, но без этих уравнений вы размажетесь тонким слоем атомов по вакууму. Обе. Так и скажите "Стайе".
Волков и Ригель за соседним столом мерзостно похихикивают. Терпеть их не могу. Всего лишь потенциальные, и то скорее всего карго, ну, то есть, торговые. Они меня тоже терпеть не могут. Действующий навигатор, класс "дальний разведчик", и к тому же на шесть лет младше их обоих.
Вообще формально несовершеннолетних в навигаторы не берут. Но Чернов же первый нам объяснил, что если с кем-то уже случился корабль, проще его учить сразу же, чем чинить последствия. Тем более что не так уж нас и много. На две дюжины будущих навигаторов восемнадцати нет только мне. Ну и Райан Арройе было без двух недель восемнадцать на момент начала занятий.
читать дальше

@темы: Творчество, Ли и кораблики

11:04 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Хелена Майра Теннисон - полное имя Ли, на момент текста уже бывшего навигатора "Стайи".

*
- ...но она будет жить, Андрэ?
Мы с доком знакомы слишком давно, чтобы вспоминать, что у нас есть какие-то звания. Вот с тех самых пор, когда я увлекся ксеноботаникой, а Андрэ у меня ее безбожно списывал, чтобы не угробить окончательно свой средний балл.
- Технически, - док вытирает руки о брючину, - вполне способна. Все жизненные показатели... ну, не буду врать тебе, что в норме, но это стабильная средняя тяжесть. Из такого мои стажеры вытаскивают без моего участия.
- А не технически? - я машинально расстегиваю китель, не замечая, что в "предбаннике" бокса вовсю работает климат-система - одно из немногих мест на станции, где себе это позволяют и даже не остаются в накладе.
- А не технически... - Андрэ морщится, - не технически - мы пользуемся технологией, о которой знаем недостаточно. Случаев навигатора, выжившего при крушении корабля, за тот неполный век, что мы знакомы с альтэй - меньше полусотни. Случай навигатора, напрямую спасенного кораблем... твоя девочка - первый человек, с которым такое случилось. У меня нет статистики, Дэйв. То, что мы имеем - это не статистика, это какое-то прецедентное право. Будь я законником, я бы что-нибудь из этого вывел, но медицина - не та область. Я могу предполагать, что угодно, но это ничего не изменит. Технически навигатор Хелена Майра Теннисон способна жить. Несовместимых с жизнью повреждений отмечено не было, имеющиеся полностью излечимы с вероятностью свыше 80 процентов. Вероятно, потребуется отдельно длительно чинить голову и сосуды, хотя и здесь вполне возможно полное восстановление. Но Дэйв, я совершенно не представляю, какой частью мозгов они цепляются к кораблю и куда им бьет авария. Из шести случаев лично моей практики один выбрал эвтаназию, трое - ты их знаешь, навигаторы "Кайены" - покончили с собой, пятый - постоянный клиент психотерапевта, шестой, с торговца - преподает в школе словесность и слышать не хочет ни о каких кораблях. Технически твоя девочка жизнеспособна. Практически - вполне может оказаться, что открыв глаза она первым делом попросит ее прикончить. И уж тем более неизвестно, захочет ли что-то слышать о тебе, космофлоте, кораблях и так далее...
Монолог Андрэ был прерван громким писком экрана состояния. Бог милостивый, наши экстренные и то не орут так паскудно.
Док рванул к монитору только что не прыжком через стол, застучал пальцами по сенсорной панели.
- Поздравляю, - коротко бросил он в мою сторону. - У тебя есть шансы получить требуемую информацию прямо сейчас. Навигатор Теннисон приходит в себя.

@темы: Творчество, Ли и кораблики

02:07 

Из всех времен одно: сейчас. ©
А при чем тут коза, наверное, поймет только напарник, тем более что в общем и целом коза ни при чем, а просто спать надо в два часа ночи.

*
Слов не знаю и имен не помню,
Все - вода и дно, вода и дно.
Вот - проходит ветер через поле,
Вот - закат разбрызган, как вино.
Вот - ручей бежит, листву уносит,
И на дне хоронит, под песком.

...у меня когда-то были косы.
Ленты в прядях. Ветер у висков.
И еще - взлетающая стая.
Солнце. Небо. Голос на заре.

Это все, что нынче мне осталось,
Это все, что удалось сберечь.
Это всё. И большего не спросишь,
Все слова - сухая чешуя.

... у меня - я помню - были косы.
Я не знаю, правда, был ли - я?

@темы: Стихи, Творчество

16:45 

Jane Doe

Из всех времен одно: сейчас. ©
*
На исходе августа солнце жарит,
Как огонь. Куда от него деваться?
Виноград собирает девица Жанна,
Виноградной кровью измазав пальцы.

Виноград собирает девица Жанна,
Небо пахнет хлебом, вином и гарью.
Ночи режет стрелами и ножами -
Что уж тут поделать, война в разгаре.

Догорает мой виноградник - сжальтесь!
И не соком винным залито поле...
Урожай собирают, девица Жанна,
Убегай скорее, пока не поздно!

В поле пламя пляшет и пепел плачет,
И ручей подернулся горькой ржавью,
Виноград и хлеб ничего не значат,
Нет уже ни их, ни девицы Жанны.


...прочитала книжку? Глядишь героем?
А посуду мыть? Мама с папой, что ли?

Дженни Доу пока что не ходит строем,
Дженни Доу учится в средней школе.
Папа с мамой служат, а ей - двенадцать,
Ну куда сбежишь из-за школьной парты?
Что тут делать Дженни, куда деваться?
Про войну читать, ствол просить у папы?
Ствол большой, тяжелый и настоящий,
Именной, холодный и пахнет сталью.

Папа спрячет его в самый верхний ящик,
Скажет Дженни - когда дорастешь, достанешь.
Хоть проси, хоть ной, хоть слезами капай,
Ни за что. Вот вырастешь - бога ради.

...через несколько лет Дженни вспомнит папу,
Прижимаясь грязной щекой к прикладу,
Оставаясь последней в погибшем взводе,
Заряжая, целясь, вставая насмерть...


Но пока что - лето идет к исходу,
Пахнет травами. Скоро наступит август.
Все укачано терпкой густой жарою.
Дженни спит над книгой, и Дженни снится:
Виноградные гроздья налились кровью,
Из колосьев глядят человечьи лица.
Истекают листья пахучей тенью,
Виноградины смотрят с ветвей, как люди.
Урожай созревает. Не бойся, Дженни.
Да, не бойся.
Страшно уже не будет.

@темы: Творчество, Стихи

03:16 

Из всех времен одно: сейчас. ©
... и что должна, и что могу -
От "здесь" до "никогда"...
...но я сижу на берегу.
И - се - течет вода.

И что-то - ребер позади -
Прибоя холодней.
И вот - волна: коснись. Пройди,
Не замочив ступней.

Качают волны берега,
Подтачивают край.
Земля хрупка и недолга,
Качают волны - на века -
И вряд ли жизнь добра
К тому, кто дышит у воды -
И ветер возле скул -
Но се - бегут, бегут следы
По мокрому песку.
Шагавший легок, босоног,
Небрежен и храним.
Но се - течет, течет песок,
И время - вслед за ним.
И росчерк птицы на лету,
И неба серый шелк...

И ты уходишь в темноту.
И это хорошо.

@темы: Стихи, ...и встает Волна, Творчество

11:57 

Ли и кораблики.

Из всех времен одно: сейчас. ©
Ну какбэ обрывочек очередного ориджа, да.
За идею живых кораблей спасибо "Невесте ветра", все остальное шамо приполжло.
Хрен его знает, что из этого текста выйдет, и выйдет ли, но если с месяц не отвязывается, наверное, что-то значит и зачем-то нужен.

*
- Слушай, Ли, - мой собеседник отставил в сторону чашку. На меня пахнуло кофе, красным перцем и ликером. - Всегда хотел тебя спросить, но был, кажется, недостаточно пьян...
- Ну? - свою, пустую я покачала на пальце. - Сейчас ты, кстати, трезв, если что.
- Ага, - кивнул он. - И, похоже, до должной степени не напьюсь. Поэтому скажи мне - что чувствует навигатор, когда гибнет его корабль?
Хорошо, что я допила. Еще лучше, что не курю. Подавилась бы ко всем чертям небесным.
- Сержант, я, кажется, говорила, что тебе стоит бросить эту идею?
- Ты не поняла, - он постучал пальцами по столу. - Чтобы бросить, мне нужно гораздо больше информации.
Глядя на его руки, я поняла, что не отверчусь. Цепкий... мальчик. На три года старше меня.
- Смотря какой навигатор смотря какого корабля, Рэй. Ты ведь знаешь человеческую побочку альтэйской технологии? Уровень врастания в навигаторскую зависит от количества и мощности совместно пройденного стресса. Ну то есть если навигатор какого-нибудь торговца гробанет рейсовый грузовоз об астероид во втором же полете... ну, эмоций у него будет, как у человека, у которого собака по недосмотру слопала крысиный яд. Может даже меньше. Если на тяжелом линкоре или на улье, в смысле, носителе... там проще, там навигаторская всегда на двух-трех людях, одному не справиться. Поэтому кому-то одному всегда легче. Мне говорили, что навигаторы "тяжелых" даже способны сменить корабль... правда, предпочитают этого не делать, - я пододвинула к себе чашку Рэя, глотнула. Перец. Дрянь. - Что касается истребителей, им везет с другой стороны. У сверхмалых нет шансов пережить корабль. Серьезно раненый движок схлопывается, навигатору выжигает нервную систему. Если, конечно, не угробит собственно взрывом при попадании.
- Но ты-то выжила, лейтенант, - Рэй спокойно, даже не глядя на руки, отобрал у меня остатки кофе.
- "Стайя" не была сверхмалым. Просто малым. Разведочный катер дальнего действия.
Каждый корабль имеет свои цвет, звук, интонацию, запахи... просто большинству навигаторов не с чем сравнивать. "Аэлис" - ультрамарин, малая октава на краю большой, и накатывающий шторм. "Стайя" была - последние дни лета, лазурь, золото и "ре" второй октавы.
"Стайя" была.
А обломки меня выколупали из огрызков крепежей и заставили жить.
- А ты? - умеет же Рэй задавать вопросы к не прозвучавшему. Может быть, я действительно неправа. Может быть, где-нибудь ворочает плавниками корабль, дожидающийся именно сержанта Рэя Маэко. Но я не буду ему про это говорить. Если такой корабль действительно есть - он дождется.
- А я, Рэй, пока мне не спела "Аэлис", очень хотела лечь рядом со "Стайей" и сдохнуть. Жаль, что вакуум не небо. Даже толком не ляжешь.

@темы: Творчество, Ли и кораблики

23:03 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Волна у берега. Дорога у двери.
До края - шаг. До кромки. До прибоя.
Запомни небо (едко - голубое).
Шагни. Умри. Не "или", а умри.

Прибой у берега. Зеленая стена,
И море встанет, встанет - и застынет.
И за тобой, - и навсегда отныне, -
Зеленый свет, зеленая волна.

И жизнь до дна, и следом мир - дотла,
И ни "прощай", ни "помню", ни "спасибо".
Но кто сказал, что боль невыносима,
И кто ответит за твои дела?

@темы: Стихи, ...и встает Волна, Творчество

18:33 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Но если мы умрем, что будет с нами, Лис?
Но - если мы умрем - то с нами что-то будет?

...и хлеб, который так легко делить,
И винограда гроздь на медном блюде,
И дождевые бусины в пыли,
И небо, сколько неба, видишь, Лис?

Но будет ли для нас - иной земли?
Идти - и трогать пыльную дорогу?
И если будет - значит, слава Богу,
Который взял, донес и окрылил.

Но будешь ли тогда со мною, Лис?
Когда умру - то где я буду, Лис?

И виноград раздавленный на блюде,
И хлеб, который не с кем разделить...

...ведь если я умру - ты где-то будешь, Лис?
Ведь если я умру - то ты-то - будешь?

@темы: Стихи, Творчество

23:06 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Кое-кто редиска и он во всем виноват.
Нет, я не признаюсь, кто это был.

*
Не смотри на меня, пожалуйста, не смотри!
Слишком много - и больно, и горько - стучит внутри.
Черный город, любимый город, и снег в лицо...
Встать бы - рядом, строем, идти впереди бойцов,
Не идти - бежать, лететь и вести вперед,
И чтоб небо - зарей...
И небо взойдет - зарей.
И свинцом и холодом, холодом и свинцом.
Город вздрогнет, ударит - осколками мне в лицо,
И о камни, черные камни, и снег в ладонь.
И не будет города, вместо него - огонь.
Побежит огонь по рукам моим и корням,
Небо вспыхнет мной и останется без меня.
Зазвенит набат, запоет труба, засияет медь...
Мой... Вы слышите? Слышишь? Не смей на меня смотреть.

@темы: Стихи, Творчество

14:37 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Название месяца сиарнина - "водяной" - в Миэн-Алсиарне с самых дней основания гавани переводят буквально - "морской". К концу второго месяца весны отступают шторма, с запада тянет теплым ветром. Самые отчаянные лезут купаться, хотя и получают за это нагоняй.
Но - с конца сиарнина море зовет.
И почти с начала месяца к гавани начинают пробиваться корабли.
Первые - всегда северяне, хотя, казалось бы, им тяжелее прочих: море на севере и к эборнину не всегда полностью свободно ото льда.
Вначале приходят хейлиэрэ-драконы, узкие, остроносые, под полосатыми парусами. Корабли-разведчики, корабли-первопроходчики. Величайшая гордость и слава серебристого народа. Илрэн один раз на спор забрался к ним на корабль. Попался, разумеется - разведчики и стража из беловолосых превосходные. Ждал по меньшей мере порки - и просчитался. Мальчишку накормили и усадили чинить сеть - оказывается, и на таком корабле не зазорно, а иногда и должно ловить рыбу. Половить, правда, не дали - сказали, что в чужой бухте и рыба чужая.
Домой Илрэн вернулся уже ближе к полуночи.
Парень хоть и прожил на свете уже целых девять лет, и даже кроме обязательной "звезды" знал еще кое-какие, отнюдь необязательные штуки, в Миэн-Алсиарне ему по-прежнему многое было в диковинку.
В гавань они с матерью и сестрами перебрались после смерти отца. После того, как к ним приехал дядя Лайрин, и трое суток отсыпался, укутанный несколькими одеялами, а Илрэн вместе с девчонками готовил ему питье, и только на четвертый день дядя Лайрин начал приходить в себя и разговаривать; а мать говорила, что дядя Лайрин не ранен, просто очень устал, потому что загнал коня и последние лиги шел пешком, без отдыха. А дядя Лайрин - худой, с обгоревшим лицом и заострившимися скулами - пил бульон из миски, и рассказывал, как погиб кирниан Алриэндэнар, отец Илрэна. "Перебирайтесь к морю, к деду" - говорил дядя Лайрин. - "Алариэнна, у тебя три девчонки и малой. И не прокормитесь, и учить его надо. Я не могу, не имею права, молод, недолжно".
Дед Хельдор оказался, во-первых, не родным дедом, а братом покойной бабушки, а, во-вторых, на четверть северянином и даже имя носил северное. Правда, на имени все его сходство с северянами и кончалось. Плавать дед умел только на лодке, был, как пристало онгартцу, темноволос и крепок в кости, и за Илрэна взялся как следует. Жаловаться было не на что, учил дед хорошо, лучше прежних наставников, но и болело у Илрэна после тренировок все. Учебного меча дед не признавал, требовал от внука упражняться с полновесным боевым.
Первые недели, по осени, после трудного дня оставалось только умять ужин, не особо разбирая, чего навалили в миску, и уснуть.
Зимой стало не так. Зимой оказалось, что помимо оружия есть еще лыжи, на которых Илрэн держится так себе, что надлежит исправить. И коньки...
...с коньками вышло веселее.
Пожалуй, Илрэн и вовсе бы их возненавидел, если бы не Тьяри.
Тьяри была девчонка. На полгода младше, из соседнего двора. Белокосая, и "вообще-то с островов, из Бель-Тари, но отцовский корабль шторм помял, починить не успели - теперь уже до весны". Болтлива Тьяри была невыносимо. Но, помимо болтовни, имела много неоспоримых достоинств. Например, бегала на коньках. И стреляла из лука. И знала, на что клюет хитрая прибрежная рыба. И где искать цветные ракушки. И еще с десяток хитростей.
Из-за нее и выучился на коньках. Даже привадился ходить на залив, где катались старшие ребята, по большей части северяне. И даже похвалу от них заслужил - "для берегового вовсе неплохо".
А потом пришла весна, вскрылось море и Тьяри с отцом, дождавшись первого хейлиара с вестями, отплыли на север.
Илрэн остался.
А весна цвела все ярче и звонче, и за хейлиарами потянулись мелкие рыболовецкие нийхиэрэ, и тяжело груженые сэйниэрэ с лесом, костью, редкой морской рыбой, северным жемчугом и янтарем.
На тридцатый же, последний день месяца сиарнина в гавань вошел южный корабль, под мириэнским парусом, везущий зерно и редкие южные вина. В тот же день на берегу, на обрывах, Илрэн увидел, как чайки садятся на гнездо, а по пути домой у тропы разглядел цветущие "белые звезды".
Приближалось лето.

@темы: "Диаргарт", Творчество

14:37 

Из всех времен одно: сейчас. ©
Оказывается, кое-что с ЗФБ я таки забыл выложить.
А ведь я на нее еще и рисовал, вернее, вспоминал, как это вообще делается.
Так что получилась вот такая вот Тонкс.
Да, я знаю про очень альтернативный нос. Но - а вам слабо порисовать с тачпада? ;)


@темы: ГП, Рисунки, Творчество, ФБ

08:37 

Эрика. Дождь.

Из всех времен одно: сейчас. ©
- На кой ты с нами поперся? - Эрика закуривает, кончиком пальца стряхивает пепел. - Тебе так интересно, как блюет эта крашеная истеричка?
Ниту, свою нынешнюю напарницу, Эрика не любит. За приметную внешность, недостаточную скорость, слишком мягкий характер... но "выданные" напарники, как выданные приказы, не обсуждаются.
Валентин протягивает руку за сигаретой, аккуратно чиркает зажигалкой.
- Нет.
- Но тогда зачем? - крыльцо с заколоченной дверью, дом под снос рядом с университетом, здесь собирались строить новый корпус, но все пока выходит, как обычно. Крыльцо - старая память о том, как они, еще первокурсники, убегали сюда курить с еще живым Эвертом и еще не попавшим за решетку Айгеном. Холодно. Сквозь небо проклевываются ростки дождя.
- Мне было нужно увидеть, как вы работаете.
Эрика затягивается. Валли по внутренней шкале по-прежнему бесхребетная тряпочка, но вот это "мне нужно" - оно крайне интересно. И, пожалуй, красиво.
- И как, увидел?
Валли кивает, выдыхая дым.
- Ты неожиданно аккуратна.
- Будешь тут аккуратной, с сопливкой на хвосте... - Эрика бросает окурок и медленно, вдумчиво давит его каблуком.
- Почему ты не скажешь фюреру, что она тебе мешает?
Эрику передергивает. Обозначение Шланге, столь естественное для нее самой, в исполнении Валли звучит так, что она чувствует себя овчаркой со вздыбленной шерстью.
- Потому что он считает, что я справлюсь. Может быть, он доверит мне руководить операциями самой.
- Это он так сказал?
- Да, - вспыхивает еще одна сигарета. С козырька капает капля-предвестник, тяжелая, серая, гулкая, как первый выстрел.
- Ты часто его видишь?
- Не чаще тебя.
Несколько минут тишины. Несколько капель, похожих на предвестника, таких же тяжелых. Скорее ощутимые, чем заметные круги в пыли, расходящиеся от капель. Эрика загривком чувствует, как ворчит и прячется где-то внутри взъерошенная овчарка. Валентин тушит окурок о перила.
- Отец говорит, что их - нас - скоро как следует прижмут к стенке. А возможно, к ней же поставят.
- Он добьется отмены запрета на казнь? - Эрика усмехается.
- Он уже добивается, - выговаривает Валли так просто и буднично, что Эрике становится холодно. - И разрешения на расширение допустимых методов дознания - тоже.
- Сука, - Эрика затягивается так сильно, что глотает дым и закашливается. - . Его нужно убирать. Уже - нужно.
Валли качает головой.
- Рано. Я говорил с фюрером. Он говорит - это тот случай, где мы можем ударить первыми, и получить одного мертвого ничего не значащего человека и разъяренные ВВ. А можем пропустить удар по нам, ответить на него и получить неразбериху в ВВ и сочувствие людей за их пределами. Фюрер сдаст пару своих пешек, чтобы снять с доски чужого ферзя.
- Ты говоришь о нем, как о игроке, - щурится Эрика.
- Он и есть игрок, - еще капли, быстрее, звонче, из отдельных выстрелов - в автоматную очередь, - но я не знаю его ставок. Они больше, чем могу представить я или отец.
- Ты полагаешь, - Эрика цедит слова медленно, очень медленно, - что мы с тобой - тоже фигуры?
Валли снова отвечает просто и буднично:
- Вряд ли пешки. Все остальное - возможно.
Эрика морщится. Небо взрывается. Резкий, быстрый стук капель по козырьку, перилам, пыли, асфальту...
- Почему ты с нами, Валли? - капля попадает на сигарету, сигарета тихо шипит и гаснет.
Он пожимает плечами:
- Потому что с вами я действительно есть и имею смысл?

@темы: Творчество, Эрика

11:57 

Nineteen-ninetees.

Из всех времен одно: сейчас. ©
Не солги мне, время, пожалуйста, не солги.
Как мне быть, если все говорят, что они - враги?
Говорят - "или с нами иди, или сдохни, тля".
Я умею стрелять, но я не хочу стрелять.
Говорят - "кто не мразь, будут с нами, и нам верны".
Я войны не боюсь, но я не хочу войны.
Это было уже - и казалось мне, что не зря
Это было. Какого лешего повторять?
Это было - когда мы росли среди книг и фраз.
Это было - гремела Москва, полыхал Кавказ,
Что-то гибло, падало, рушилось насовсем,
И сгорало что-то - большее, чем мы все.
Мир не знал нас детьми, не запомнил нас, как детей.
Мы росли, как трава на развалинах крепостей.
Мы росли - над пеплом эпохи, в грязи, в пыли,
И молились кому-то: "Пожалуйста, окрыли".
Жажда жизни билась в ладонях, как кровь в висках
(Мы кричали в небо: "Слышишь, не отпускай!")
Как могли, дышали. Делали, что могли.
Я люблю этот мир, но не хочу делить:
Ни с друзьями - незачем втаскивать их в войну,
Ни с детьми - за такое сама себя прокляну,
И ни с кем - и стою одна, и дышу одна,
И по грудь, по горло, по голову - тишина.
Мне - молчат. Не скажут, где и чего искать.
Время дулом застыло у моего виска.

@темы: Творчество, Стихи

Синий лед, северный ветер

главная