Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:33 

ФБ, деанон, продолжаю.

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
И второе, оно же последнее, для барраярокоманды. :)
С некоторыми необходимыми ремарками и посвящениями, которых не было в выложенном на ФБ тексте, потому что это было бы деаноном. :)

Лорд Форкосиган.

Птахе, которая во всем виновата.
Кервену, который виноват во всем, в чем не виновата Птаха и по-хорошему является главным Петером этой версии.


Я всегда был слишком маленького роста.
Но до сегодняшнего мне никогда не случалось об этом жалеть.
Я имею в виду — жалеть всерьез, а не обижаться на подначки про «малыша Эйрела, который не ездит верхом, потому что все стремена ему слишком длинны, и катается по перилам, потому что ступеньки на лестнице ему тоже слишком высоки».
У моего брата всегда был острый язык.
У моего обожаемого, ненавистного, идеального, бесценного старшего брата, который сейчас лежит рядом с ножкой покосившегося стола, и на его плечо сползла скатерть, а лицо залито кровью, и ко лбу прилипла прядь, за которую мама любила его дергать. А крови много, гораздо больше, чем должно было быть от выстрела — потому что он упал спиной на тот самый стол, под которым сейчас лежит, и стекло… там было много стекла, и сейчас вокруг него тоже слишком много стекла, тоже перепачканного в крови, и почему-то меня страшно бесит, что он лежит вот так — посреди осколков, как будто это чем-то его оскорбляет. Или как будто это он сам чем-то оскорбляет меня. Лорд Форкосиган, гордость рода, мой безупречный старший брат не должен, не смеет выглядеть так...
Додумать, что должно означать это "так" у меня не выходит.
Мне очень хочется убрать осколки, поправить ему прическу… а еще мне страшно хочется сказать ему, что присутствовать на празднике в мятом и грязном мундире — позор для нашей семьи, и ему должно быть стыдно…
Только бы он встал.
Только он не встанет, и я это прекрасно понимаю.
Ни он, ни сестра, ни дядя, на которого я стараюсь не смотреть — после первого выстрела дядя был еще жив и пытался защищаться. А после третьего — еще сумел закрыть собой тетю Соню…
На нем, наоборот, почти нет крови. Плазмотрон оставляет ожоги, кровь на ожогах запекается почти мгновенно — я стараюсь это запомнить. Это должно пригодиться потом, когда я научусь воевать.
Если меня вообще возьмут в армию. Зачем бы там были нужны солдаты, которым для того, чтобы попасть в противника, нужно подпрыгнуть?
Впрочем, может быть, подпрыгивать даже не придется.
Я ведь почти дотянулся.
Не моя вина, что ножик прошел ниже, по щеке этого ублюдка. Я пытался ударить по глазам. И если бы я дотянулся — не имело бы значения, за который из ножей я схватился.
Но я все еще слишком маленького роста. И на самом деле я бы все равно не дотянулся — это я понимаю сейчас, глядя на чужого высокого человека в зеленом мундире, человека, который убил мою мать и почему-то не убил меня, который сейчас лежит рядом с ней, и на его лице уже почти незаметна оставленная мной царапина…
Отец сказал бы, что я ничему не учусь. Что при такой разнице в росте мне не следовало бить выше горла. Отец всегда недоволен. Что бы я ни делал, все получается не таким. И сейчас — тоже не такое.
Мне вдруг становится интересно — отстраненно, как о чужом человеке — скажет ли отец, что во всех этих смертях виноват я — просто потому, что я здесь, жив, и ничего не сделал?
А потом я понимаю, что не знаю, где сейчас отец. И знает ли он о резне.
И жив ли он.
Дедушку Ксава защитили его люди. Это я уже знаю — дедушка здесь.
Я знаю — ему показалось, что он опоздал. Что его охранники открыли огонь не ради того, чтобы кого-то спасти, а чтобы отомстить за погибших.
Я не знаю другого: как и почему мне показалось настолько понятным и осмысленным подняться в полный рост прямо под выстрелами. Но я должен был, обязан хоть как-то дать им знать, что я жив — а я после того, как взорвалась граната, не слышал ничего, и почему-то был уверен, что все вокруг тоже меня не слышат…
Дальше я помню какие-то осколки: дедушка приказывает прекратить стрельбу; кажется, меня спрашивают, не ранен ли я, но я понимаю вопрос только когда меня заставляют снять китель и рубашку, осматривают и убеждаются, что кровь на мне почти вся чужая. Тогда я, кажется, пытаюсь что-то ответить… и тогда у меня темнеет в глазах, и я перестаю не только слышать, но и видеть.
А потом я сижу в кресле посреди комнаты, и не понимаю: я хочу как следует рассмотреть и запомнить их всех, и убийц, и убитых, — или я хочу на них ни в коем случае не смотреть. Я помню только, что несколько раз порываюсь встать, но у меня слишком кружится голова и ничего не получается.
Таким меня и застает отец — скорчившимся в кресле, белым, и, кажется, снова перепачканным в чьей-то крови, хотя на меня и надели — я не запомнил, кто и когда — чистую рубашку. Он влетает в выбитую дверь, один, далеко обогнав спешащих за ним оруженосцев, и замирает посреди комнаты.
Как будто это в него только что выстрелили.
Я с трудом, держась за кресло, заставляю себя подняться на ноги и сделать несколько шагов ему навстречу.
Он обнимает меня — движением, в котором боли, страха, ярости, чего угодно больше, чем любви — и я утыкаюсь лбом ему в подмышку. Очередное напоминание о том, насколько я маленького роста.
Мне кажется, что меня вот-вот стошнит от отвращения к себе.
Отец принимает это за желание разрыдаться.
Он что-то произносит, выпустив меня, сделав шаг назад и глядя в глаза. Потом смотрит в сторону, на маму, потом снова на меня — и, кажется, замечает что я ничего не слышу.
Поэтому он повторяет, медленно, так, чтобы я мог прочитать по губам.
— Дыши. Медленно. Спокойно. И не смей плакать, лорд Форкосиган. На это ты больше права не имеешь.

@темы: ФБ, Творчество, Барраяр

URL
Комментарии
2017-03-16 в 21:38 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Оххо... какая живая картинка...

2017-03-16 в 21:41 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Mark Cain, а ты текстом это еще не видел, что ли?

URL
2017-03-16 в 21:43 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Да я до выкладок не ходил.:shuffle2:

2017-03-17 в 10:17 

Керрен
Повстанец - это судьба!
Сильно. Пробирает.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Синий лед, северный ветер

главная